Свидетельство о СМИ 
"Всероссийский творческий конкурс РусКонкурс"
Эл № ФС77 - 61673 

Главная \ Методический кабинет \ Роль фольклорных элементов в поэтике романа А.С.Пушкина «Капитанская дочка»

Роль фольклорных элементов в поэтике романа А.С.Пушкина «Капитанская дочка»

« Назад

28.01.2015 22:56

Особенность А.С.Пушкина как художника проявляется в точности и
краткости описаний, в умении немногими словами передать
стремительность развития событий и глубину переживания героев.
Н.В.Гоголь говорил о произведениях Пушкина: «Слов немного, но они так
точны, что обозначают все» [Макогоненко 1982, с.68].
Крестьянский уклад жизни овеян своей поэзией: песни, сказки,
легенды пронизывают всю атмосферу повествования в тексте. Особое место
занимают пословицы, в которых выкристаллизовалось своеобразие
народной мысли (главы II, V, VI).Пушкин широко использовал фольклорные тексты. В ряду различных
и по - своему верных точек зрения, высказанных в статьях относительно роли
фольклорных элементов в поэтике «Капитанской дочки», наиболее
актуальной и плодотворной нам представляется позиция Т.С.Веселовой. Она
справедливо полагает, что содержание фольклорного мира романа отнюдь
не исчерпывается теми народно - поэтическими реалиями, которые
непосредственно присутствуют в тексте, – имеются в виду эпиграфы из
народных песен, пословицы и поговорки в речи героев. Все это так
называемые факты явного, «чистого» фольклоризма, без учета которых
невозможно понять ни смысл авторской позиции в «Капитанской дочке», ни
сущность многих ее образов. Однако, в «Капитанской дочке» есть факты
внутреннего, «скрытого» фольклоризма, обнаруживающие себя не только в
собственно фольклорных реалиях, но и в самом стиле повествования, его
сюжетно - композиционных приемах, складе мышления героев и – в
конечном счете – авторском историческом мироощущении, авторском
видении мира. Вывод Т.С.Веселовой справедлив: в «Капитанской дочке»
фольклорные образы и мотивы, очевидно, нужно воспринимать не только
как компоненты произведения, а как народно-поэтическую стихию,
пропитавшую весь текст [Лихачев 1975, с.87].
Уже с первых страниц романа Пушкин использует пословицы,
фразеологические обороты, связанные с жизнью Петра Гринева:
«Мы жили душа в душу» – так он говорил об учители французского
языка Бопре; «Семь бед, один ответ», «Держать в ежовых рукавицах»,
«Час от часу не легче», «Береги платье снову, а честь смолоду».
В части Пушкин использует эпиграф «Береги честь смолоду»
Эпиграф представляет собою сокращенный вариант русской пословицы:«Береги платье снову, а честь смолоду». Полностью эту пословицу
вспоминает Гринев – отец, напутствуя сына, отправляющегося в армию.
Эпиграф говорит нам о том, что хранение родовой чести не в слепом
следовании нормам дворянского общежития, не в «порядочности и
добронравии», исключающих личную активность, а в верности идеалам
«доброты и благородства» «в самых затруднительных обстоятельствах».
Мудрость русского народа, закрепленная в пословице, выступает здесь в
качестве жизненного ориентира, нравственной основы общества.
В речи Пугачева уже в самом ритмико-стилистическом рисунке его
фраз явно чувствуется аромат народно поэтического слова:
«Выходи красная девица», «сирота».
Пословичные фразеологизмы встречаются в главах о Пугачеве и при
описании, обрисовке характера и его действий в его речи:
«В огород летел, конопли клева; швырнула бабушка камушком – да
мимо».
«Будет дождик – будут и грибы» – так говорил вожатый о делах
Яицкого войска.
«Казнить так казнить, жаловать так жаловать: таков мой обычай
«Кто из моих людей смеет обижать сироту?…Будь он семи пядей во
лбу, а от суда моего не уйдет».
Развитие сюжета в повести сопровождает атмосфера напряженности,
тревоги. В произведении есть пословичные фразеологизмы, которые
передают состояние опасности, некоторой обреченности. В повести мы
встретились с целой группой таких фразеологизмов (небо с овчинку, волоса
дыбом, обливаться слезами и др.). К этой же группе относится ифразеологизм-оксюморон сам не свой. Он характеризует психическое,
эмоциональное состояние человека.
Фразеологизмы помогают обрисовать те неожиданные, не всегда
приятные и даже страшные события, о которых рассказывается в повести.
Многочисленные пословицы, поговорки, фразеологизмы служат
концентрированному выражению мысли и свидетельствуют о знании
народной жизни, в которых слышится интонации, носящие былинно-
сказочный, легендарный оттенок. Причем достигается это Пушкиным не за
счет приемов внешней стилизации, но в результате стремления выразить
глубинные качества народно национального мышления через характерные
особенности синтаксического, ритмико-интонационного и образного строя
народной речи. Поэт не архаизирует народный язык, не пытается нарочито
уснастить его диалектно- просторечной лексикой, но без нажима придает
народно-разговорному стилю фольклорно - сказочный колорит. Этому
способствуют не только лексика и пословичные фразеологизмы, а также
интонация царского заступничества, мудрого великодушия, свойственная
легендарно - героическому пафосу былин и волшебных богатырских сказок.
Согласно фольклорной традиции, разбойник – это не злодей, а мститель,
карающий неправедных людей, защитник сирот. Сходную смысловую
нагрузку получает в народной сказке и волшебный помощник. С легендами о
Пугачеве как о народном царе-заступнике поэт во множестве вариаций
встречался во время своего путешествия по Оренбуржью.
В «Капитанской дочке» все действительно совершается, как в сказке,
странным, необычным образом. «Странное знакомство», «странная дружба»,
«странные происшествия», «странное сцепление обстоятельств» – вот то
далеко не полный перечень формул со словом «странный», которыми Гринев
пытается охарактеризовать особенность своих отношений с «народным
государем». Сказка могла «подсказать» Пушкину не только внешние,
композиционные формы повествования, но и сам тип героя. Гринев ведет
«семейственные записки», отправляясь в дорогу, получает родительскийнаказ (о его народно-поэтической основе говорит и та пословичная форма, в
которую он облекается: «Береги честь смолоду»), в вихре исторического
восстания он оказывается, побуждаемый в конечном счете личными
причинами: Гринев ищет свою невесту.
Именно преломление социального через призму личных, частных
интересов героя определяет сферу изображения действительности в
народной волшебной сказке. Сказка впервые открыла «большой» литературе
ценность отдельной человеческой судьбы. Человек менее всего интересен
сказке официальной, государственной стороной своей деятельности, герои
привлекают сказку прежде всего как обычные люди, подверженные
гонениям, житейским неурядицам, превратностям судьбы. Характерно, что
Маша в представлении Пугачева не дочь капитана правительственных войск,
а своего рода невинно гонимая падчерица, «сирота», которую «обижают». И
Пугачев, подобно сказочному помощнику, едет «выручать» невесту, которую
«ищет» Гринев. Таким образом, между Гриневым и Пугачевым в романе
устанавливается неофициальный, человеческий контакт, на котором и
основана их «странная дружба». Сказочная ситуация дает героям
возможность в отдельные моменты отступить от закономерной логики
своего общественного поведения, поступать наперекор законам своей
социальной среды, обращаясь к нормам общечеловеческой этики. Но
сказочная идиллия тут же рушится, как только «сирота», которую «спасал»
Пугачев, в действительности оказывается дочерью казненного им
Миронова. О резкой перемене настроения Пугачева красноречиво говорят
его «огненные глаза», устремленные на Гринева. Суровая логика
исторической реальности готова положить конец «странному» согласию
между героями, но тут-то и проявилось истинное великодушие «народного
царя». Он оказался способен стать выше исторических интересов того лагеря,
к которому сам принадлежит, истинно по - рыцарски, вопреки всякой«государственной» логике, даруя Гриневу и Маше радость спасения и
человеческого счастья: «Казнить так казнить, жаловать так жаловать: таков
мой обычай. Возьми себе свою красавицу; вези ее куда хочешь, и дай вам
Бог любовь да совет!» Таким образом, Пугачев в конечном итоге довершает
взятую им на себя роль сказочного спасителя «невинно гонимой» «сироты»,
внемля просьбе Гринева: «Доверши как начал: отпусти меня с бедною
сиротою куда нам Бог путь укажет». Народно – сказочное по своим истокам
признание этической ценности отдельной человеческой судьбы, сострадание
к ее «малым», «низким» с точки зрения общественно - исторической
необходимости заботам и потребностям, концепция подчеркнуто личного –
не общественного – успеха человека – все это, уходящее своими корнями в
народное мироощущение волшебной сказки, дает жизнь «странной дружбе»
между Пугачевым и Гриневым. Их отношения завязываются не в пылу
военных сражений, где общественно - историческая суть каждого человека
до предела обнажена, но на случайном перепутье, в случайной встрече
(отсюда так велика роль случая в судьбе народно - сказочного героя)
Важно подчеркнуть, что в трактовке характера Пугачева как
милосердного, великодушного царя Пушкин опирался не только на сказочно-
легендарную основу народно - поэтического мышления, но и на реальные
историко-документальные факты. Поэт тщательно изучил весь «архив»
«штаба» пугачевского восстания. Среди многочисленных документов
внимание его, несомненно, привлекли так называемые «манифесты»
Пугачева. В заглавном титуле одного из них содержится многозначительная
автохарактеристика «крестьянского царя», в которой он себя именует как
«российского войска содержатель и великого государя, и всех меньших и
больших, уволитель и милосердной сопротивникам казнитель, …меньших
почитатель же, скудных обогатетель».Народно - поэтическое и, в частности, сказочное творчество
необходимо было Пушкину для того, чтобы лучше понять склад
национального характера народа, образ его исторического мышления.
Список литературы
1. Алпатов С. История и фольклор в «Капитанской дочке» //
Литература. – 2000.– №28.– С.11–12.
2. Александров В. Пугачев. (Народность и реализм Пушкина). // Люди
книги. Сборник статей. «Советский писатель». – М.,1957. – С. 5–39.
3. Анненков П. В. Материалы для биографии А. С. Пушкина. – СПб.,
1855. – 361с.
4. Архангельский А.Н. Герои Пушкина: Очерки литературной
характереологии. – М.,1999.
5. Астафьева О.В. Образ Пугачева в повести Пушкина «Капитанская
дочка». Ученые записки Таганрогского педагогического института. – Вып.1.
– Таганрог,1956. – С.113–130.
6. Благой Д. Мастерство Пушкина. – М.: 1955. – С. 254–255.
7. Блинова Е. М. Устное народное творчество в произведения Пушкина
о Пугачеве и фольклор южного Урала. // А. С. Пушкина Капитанская дочка.
История Пугачева. – Челябинск, 1937. – С.132
8. Веселова Т.С. Фольклорные мотивы в «Капитанской дочке» А.С.
Пушкина. М.: – Худож. лит., 1965. – С.35.
9. Виноградов В.В. Стиль Пушкина. – М., 1941.
10. Вяземский П.А. Полн.собр.соч., т.2.Спб., 1879 – С.377
11. Гиллельсон М.И. Повесть Пушкина «Капитанская дочка».–
Л.,1997.– С.192
12. Гуковский Г.А. Пушкин и проблемы реалистического стиля. М.,
1957.– С.372.
13. Даль В. Толковый словарь русского языка.Т 2. – М.: Русский язык,– 1982. – С.683
14. Дегожская А.С. Повесть А.С.Пушкина «Капитанская дочка» в
школьном изучении: Пособие для учителя / А.С.Дегожская. – Л.:
Просвещение, 1971.– С. 125
15. Касатонов В. Хождение по водам: Религиозно - нравственный
смысл «Капитанской дочки» А.С.Пушкина // Наш современник. – 1994.– №1.
– С. 153–176.
16. Квятковский А. Словарь литературоведческих терминов.– М.,
1975. – С.350
17. Кошелев В.А. Пушкин: история и предание. – СПб., 2000. – С. 314.
18. Красухин Г. Эпиграф (текст) // Литература. – 2004.– № 25. – С.24–
38.
19. Кржижановский С.Искусство эпиграфа. (Пушкин).– Л., 1936.
20. Кузьмина Н.А. Эпиграф в коммуникативном пространстве худож.
текста. – М., 1989. – С. 236.
21. Леонтьев К. А.С.Пушкин // Собр. соч.: в 8 т. – Т. 8. – М., 1913.– С.
246.
22. Лихачев Д.С. Введение к чтению памятников древнерусской
литературы. – М.: Русский путь, 1957.– С.122
23. Лихачев Д.С. Великое наследие. Классические произведения
литературы Древней Руси. – М.: Современник, 1975.– С.204
24. Лихачев Д.С. Культура как целостная среда// Лихачев Д.С.
Избранные труды по русской и мировой культуре.– СПб, 1975. – С.350
25. Лихачев Д.С. Поэтика древнерусской литературы. –3-е изд. – М.:
Наука, 1957 – С.360
26. Лихачев Д.С. развитие русской литературы X-XVII веков. –
Ленинград: Наука, 1973 – С .253
27. Лихачев Д.С. Экология культуры // Лихачев Д.С. Избранные труды
по русской и мировой культуре.– СПб, 1960.– С.334
28. Макогоненко Г. П. Творчество А. С. Пушкина в 1830 годы. – Л.,1982. – С.103
29. Митина Л.П. Притча о блудном сыне и ее изучение в сопоставлении
с другими произведениями литературы и искусства. 8класс// Уроки
литературы.– 2005.– №12.– С.4–6
30. Мальцев М.И. Тема крестьянского восстания в творчестве
А.С.Пушкина. – Чебоксары: Чувашское кн. изд-во, 1960. – С. 234.
31. Непомнящий В. К творческой эволюции Пушкина в 30-е годы. //
Вопросы литературы. – 1973. – № 11.– С. 2 – 14.
32. Непомнящий В. К. Поэзия и судьба. Над страницами духовной
биографии Пушкина. – М., – 1983.– С.158
33. Овчинников. Р. В. Над « пугаческими» страницами Пушкина. – М.,
1981. – С. 159
34. Орлов А.С. Народные песни в «Капитанской дочке» Пушкина. В
кн.: Художественный фольклор, вып. 2-3. – М.,1972. – С.95.
35. Петров С.М. Исторический роман А.С.Пушкина. – М., 1953. – С.151
36. Петрунина Н.Н. К творческой истории «Капитанской дочки» //
Русская литература. – 1970. – №2. – С.78-92.
37. Плахов В.Д. Традиции и общество: опыт философско-
социологического исследования. – М.: Мысль,1982.
38. Полное собрание русских пословиц и поговорок, расположенные по
азбучному порядку. – СПб., 1822. – С. 140.
39. Полтавец Е. «Незваные гости» и самозванцы в «Капитанской
дочке» А.С.Пушкина // Литература. – 2004. – №25. – С.39–51.
40. Прянишников Н.Е. Проза Пушкина. – Чкалов, 1939. – С.13–24.
41. Пушкин А.С. В воспоминаниях современников. Т. 1-2. – М.: Худож.
лит., 1974.42. Пушкин. Итоги и проблемы изучения. – М.- Л., Наука, 1966.
43. Пушкин А.С. Путеводитель по Пушкину. – М.: Профиздат, 1984. –
С.318
44. Пушкин А.С. Сочинения. В 3-х т. – Т.3. Проза. – М.: Худож. лит.,
1987.
45. Росиякова Л. Отцы и дети в романе Пушкина А.С. «Капитанская
дочка» // Литература.– 1999.– №47. – С.572.
46. Скабичевский А. М. Сочинения. Т. 2. – СПб., 1890. – 673с.
47. Словарь литературоведческих терминов. Ред. сост.: Л.И.Тимофеев и
С.В.Тураева.– М: «Просвещение», 1974.
48. Смирнов И.П. От сказки к роману. В кн.: История жанров в
русской литературе X –XVIIвв. – Л., Наука. 1972.
49. Соллогуб В. А. Опыты критических оценок. Пушкин в его
сочинениях. 15 апреля 1865 года. — «Беседы в Обществе любителей
российской словесности при имп. Московском университете»; вып. I. – М.,
1867.
50. Теленкова М.А. Литературно - энциклопедический словарь. – М.:
Астрель: АСТ, 2001.
51. Томашевский Б.В. Пушкин. – М.- Л., 1961. – 573с.
52. Турбина В.Н. «Характеры самозванцев в творчестве А. С.
Пушкина»// «Филологические науки». – 1968. – № 8. – С. 85 – 95.
53. Тынянов Ю.Н. Пушкин. В его кн.: Пушкин и его современники.–
М.,1969. – С.122–165.
54. Цветаева М. Пушкин и Пугачев. // Цветаева М.И. Мой Пушкин. –
М., 1981.
55. Якубович Д.П. «Капитанская дочка» и романы Вальтера Скотта.//
А.С.Пушкин. Временник Пушкинской комиссии, 4-5.– М.-Л., 1939



Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Я согласен(на) на обработку моих персональных данных. Подробнее
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.

Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль :
запомнить